22-00. Молитва по соглашению за всех невинно осужденных, прекращение репрессий и пыток в России.

Каждый день, в 22 ч ( кто не может в это время, в 10 ч. утра), мы молимся за всех невинно осужденных, за прекращение репрессий и пыток. Приглашаем всех присоединиться к нам ( каждый молится где и как хочет). Неверующие могут просто прочитать список и пожелать свободы невиновным!

ПИШЕТ ЕЛЕНА САННИКОВА, член “Христианского действия”, правозащитница, и бывшая советская политзаключенная :

Давно известно, что молитва, произнесенная от сердца, имеет большую силу. С этим и неверующие не спорят. Особую силу имеет молитва, в которой человек просит не за себя, а за кого-то другого. За того, кто в беде, кто претерпевает болезнь или заключение. Сегодняшнее воскресное евангельское чтение по православному календарю как раз на эту тему: к Иисусу Христу обращается сотник (то есть, человек по исповеданию – язычник или вообще неверующий) и просит исцелить своего слугу, и просит при этом не утруждать себя посещением больного. Иисус удивляется его вере и исцеляет человека на расстоянии. Этот отрывок из Евангелия читался сегодня на литургии в православных храмах. И именно этот текст читается в чине молебна о здравии.
К чему я пишу об этом? К тому, чтобы напомнить себе и всем своим знакомым верующим людям, что наша молитва о человеке, находящемся в беде, может обладать гораздо большей силой, чем можем мы предположить.
Сегодня и меня, о многих моих друзей и знакомых волнует судьба Олега Сенцова, который в любую минуту может уйти из жизни в результате смертельной голодовки. Он уже перешагнул тот рубеж, когда голод не смертелен.
Вместе с Олегом Сенцовым голодовку держат в колониях и тюрьмах Владимир Балух, Станислав Клых, Александр Шумков, Станислав Зимовец.
Списки политзаключенных, вывешенные на правозащитных сайтах, очень не полны, но самое грустное, что они растут. Я думаю, что каждый из нас может составить свой список известных ему людей, которые томятся в неволе без вины, и тем дополнить эти списки.
А ведь это же очень страшно – когда человек в неволе без вины! Это безусловно преступно, аморально, абсолютно недопустимо. Это говорит о глубочайшей болезни государства и общества. Даже один человек без вины в неволе – это вопиюще. А у нас – списки! И это – наша повседневность, мы привыкли уже к этому…
Так вот, молитва за тех, кто томится в тюрьме без вины, должна, на мой взгляд, стать общим нашим делом.
Сегодня в храме после воскресной литургии я попросила священника отслужить молебен о здравии и подала записки с именами узников. Я думала, что нас будет не больше трех человек – тех, кого я встретила из знакомых в храме и сказала об этом, но они сказали своим знакомым, и нас на молебне собралось больше 10 человек. По чину молебна священник прочел тот же отрывок из Евангелия, который звучал в этот день на литургии, и мне подумалось: какое хорошее совпадение. Атмосфера создалась светлая, на душе как-то полегчало после этого молебна.
Одна женщина спросила меня, есть ли в списке, который я подала, имена Серебренникова и Малобродского. Я ответила, что написала только имена тех, кто под стражей и в наиболее тяжелом положении, прежде всего голодающих. Но, действительно, не надо забывать и тех, кто под домашним арестом, кто преследуем, пусть даже под подпиской о невыезде, но кому тоже грозит неправедный суд и, возможно, тюремно-лагерный срок.
А ведь каждый из тех, кто ходит в храм – регулярно или не регулярно – точно также может договориться со священником, или просто через свечной ящик заказать молебен о здравии, написать имена узников и привлечь к молитве хотя бы несколько человек. Ведь тогда соборная молитва за узников станет общим делом, и что-то, может быть, сдвинется к лучшему.
И вот что еще можно сделать. Давайте договоримся, что ежедневно в 10 часов вечера мы будем вставать на молитву. Пусть на очень краткую молитву, но в одно и то же время. Пусть каждый напишет себе имена узников, о которых он знает, о которых особенно переживает. Пусть это будет в одиночестве, но с осознанием, что и другие люди тоже молятся в этот час. А если получится привлечь к молитве кого-то из домашних, сочувствующих соседей, кого-то из друзей и знакомых, кто окажется рядом – совсем будет хорошо. Зажечь свечу, прочесть молитву (хоть церковную, хоть своими словами), произнести имена узников, о которых мы переживаем, за которых хотим помолиться – и это даст результат!
Давайте попробуем! Давайте начнем сегодня в 10 часов вечера, и далее – каждый день в это же время.
И будем делиться друг с другом – за кого мы помолились, чья судьба нас больше всего тревожит и почему. Какие молитвы, подходящие к случаю, мы знаем. О чем просим: о здравии человека, о бодрости его духа, о скорейшем освобождении… О чем еще?
Такая молитва, может быть, поможет нам так распределить свое время, чтобы и письма написать кому-то из узников. И, кроме того, она нам самим поможет не впадать в отчаяние от всего, что происходит вокруг, и понимать, что любому мраку можно противопоставить свет.
Вот это и будет настоящая вера.
А то у нас как-то так получается: верующие – отдельно, гражданские активисты – отдельно…
Но нужно ведь всем вместе быть. Всем, в ком вера жива и любовь не угасла.

Молитва и действие

 

This slideshow requires JavaScript.

В последнее время мы проводим акции нового формата, смысл которых – соединение молитвы и действия. Это углубляет наше понимание молитвы, как жизненного двигателя и основы, и не дает свести ее к магическому заклинанию.
Мы начинаем с общей молитвы за всех невинно осужденных, за прекращение репрессий и пыток в России, молимся за узников совести по списку, за всех притесняемых, гонимых, мучимых людей и животных и их защитников, за обращение всех, кто участвует в беззаконии. Вторая часть – это письма политзекам, которые мы пишем на Главпочтамте и тут же отправляем. А потом, если хватает времени, мы завершаем все одиночными пикетами в защиту несправедливо преследуемых.
В таких акциях могут принимать участие представители разных конфессий, потому что мы не зацикливаемся на определенных правилах – каждый может приносить свои молитвы. Почти каждый раз приходят и неверующие, которые соединяют свои добрые пожелания с нашей молитвой, а потом участвуют в других этапах мероприятия.
Я считаю, что молитва- это гораздо больше, чем определенные слова. Когда мы хотим милосердия и правды, все, что мы делаем, становится частью нашей молитвы.

М. Рябикова

Свобода совести для всех: наша акция защиту всех преследуемых за убеждения, 8 сентября.

Мы вышли к Храму Христа Спасителя с пикетами в защиту атеистов и агностиков, преследуемых за картинки в сети ( уже три уголовных дела заведено в Барнауле в контексте доносов об “оскорблении чувств…”),  а также в защиту Свидетелей Иеговы, подвергающимся репрессиям за религиозные собрания (напомним, что Верховный суд РФ в апреле 2017 года признал организацию «Свидетели Иеговы» экстремистской и распорядился конфисковать все ее имущество в пользу государства). Выбором места мы хотели призвать всех, кто носит имя христиан, а особенно тех, кто имеет голос и может быть услышан, выступить в защиту людей, преследуемых за свои взгляды. Перед пикетами мы собрались для совместной молитвы за невинно осужденных, и написали им письма.

Кому еще как не православным, католикам и протестантам, которые так недавно сами были гонимы, вступиться за инакомыслящих!