14 октября – апелляция на приговор К. Котова, выступавшего за обмен пленными с Украиной.

В Мосгорсуде, 14 октября в 10 часов, будет рассматриваться апелляция на приговор Константину Котову, который получил срок 4 года колонии по обвинению в “неоднократных нарушениях на публичных мероприятиях”.

Котов был одним из инициаторов одиночных пикетов у Администрации Президента за обмен заключенными с Украиной.

Статья 212.1 УК, по которой был осужден Котов,  стала скандально известной, в том числе, благодаря приговору гражданского активиста Ильдара Дадина в 2015-м году, закончившегося для него пытками в колонии. В 2017-м году Дадин был полностью оправдан Верховным Судом РФ,  а Конституционный суд запретил использовать “митинговую” статью без учета общественной опасности правонарушений.

Судья, вынесший приговор Котову, обосновывал общественную опасность его действий совершенно невинными лозунгами, которые, по мнению следствия, он  выкрикивал, и самим участием Котова в акциях, которые, якобы, могли мешать чьему-то проходу и проезду…

На одном из плакатов за обмен заключенными, который был приобщен к делу активиста, написаны слова о. Александра Меня: “Милосердие – то, к чему мы призываем.” Об этом вспомнили и священники в своем открытом письме в защиту фигурантов так называемого “Московского дела”: https://www.pravmir.ru/otkrytoe-pismo-svyashhennikov-v-zashhitu-zaklyuchennyh-po-moskovskomu-delu/, уделив особое внимание делу Котова.

Все акции Константина Котова носили подчеркнуто гуманитарный характер, что не помешало суду вынести ему почти максимальный приговор, – и все это, несмотря на массовую поддержку и множество поручительств.

Недавно эксперты СПЧ выразили выступили с критикой приговора Котову:

https://www.vedomosti.ru/politics/news/2019/10/10/813409-spch-kotovu?fbclid=IwAR3_Ch2PUeR88DGnxkAdHKQznk9QLIj034cw9Fqk9Q3EoSRXAnb9j5Js_Fc

Сама статья 212.1 УК уже давно вызывала несогласие правозащитников и юристов, как противоречащая конституционному принципу свободы мирных собраний, изложенному в ст. 31 Конституции РФ.

Напоминаем, что каждый может прийти перед началом заседания к зданию суда, чтобы выразить свою поддержку Константину (чтобы пройти в здание, необходимо иметь с собой паспорт). Не исключено, что количество пришедших окажет влияние на судьбу политзаключенного.

Мария Рябикова

70789557_387815918800241_7496920347799715840_n

 

Статья Елены Санниковой на Грани.Ру

Движение “Христианское действие” выступило с призывом к христианам всех конфессий защищать узников совести. Это заявление было составлено после того, как со стороны представителей Московской патриархии посыпались нападки на священников, написавших письмо в защиту Константина Котова и фигурантов “московского дела”.

Заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Вахтанг Кипшидзе назвал письмо священников попыткой заняться правозащитной деятельностью, а значит – политической, а значит – борьбой с властью. А борьба с властью, как объясняет этот чиновник, не есть дело Церкви.

Мы вспомнили в связи с этим чиновников из Совета по делам религий в Советском Союзе, которые брали на себя функцию объяснять священникам, как им себя вести. Кто такой заместитель председателя Синодального отдела, объясняющий священникам, что есть дело Церкви? Читаем на сайте патриархии: окончил МГИМО в 2004-м, тогда же поступил на работу в отдел внешних церковных связей Московского патриархата и с тех пор работает в различных отделах этой организации. То есть даже духовного образования нет у молодого человека, которого патриархия уполномочила журить священников, многие из которых убелены сединами и служат уже не первое десятилетие.

Нам не понять, какую борьбу с властью могли усмотреть сотрудники патриархии в тексте, который назван печалованием и заканчивается словами: “Мы призываем всех к усиленной молитве о заключенных и о тех людях, в руках которых оказалась их судьба, о России, ее властях, воинстве и народе. Пусть Бог благословит всех нас Своим миром и подаст нам силы и решимость уважать и любить друг друга”.

Профессор Андрей Зубов дал пламенную отповедь своему бывшему ученику. Тот написал холодный и высокомерный ответ профессору, в котором кроме фразочек, демонстрирующих элементарную невоспитанность чиновника, содержатся и такие: “вопрос заключенных по политическим статьям – это политический вопрос”, “в политические игры мы играть не умеем и никогда не умели”, “обращение священников… нарушает внутренние церковные документы… запрещающие участие в политической борьбе”.

Если вспомнить, что все священники, расстрелянные в годы Большого террора, были обвинены по политическим статьям, то по логике чиновника деятельность другого отдела РПЦ – Синодальной комиссии по канонизации святых – является политической, поскольку самая значительная часть ее работы – это выявление судеб и дел без вины обвиненных по политическим статьям людей. Конечно, эти люди посмертно реабилитированы, и это о прошлом! Но как тут не вспомнить слова из Евангелия (Мф 23:29): Иисус Христос обличает книжников и фарисеев, которые строят гробницы пророкам и украшают памятники праведных, но сегодняшних праведников не пощадят!

Непосредственный начальник Вахтанга Кипшидзе, глава Синодального отдела Владимир Легойда заявил, что вообще-то священникам ничего не грозит (хорошая постановка вопроса!). Однако начавшаяся травля со стороны патриархии, поток предвзятых и как раз очень политизированных заявлений – это уже преследование, это психологическое давление на духовенство.

Между тем стало известно, что в Самарской епархии священников, подписавших письмо, заставили писать объяснительную. А вчера священник Филипп Парфенов сообщил у себя в Фейсбуке, что в Ханты-Мансийской епархии освободили от должности священника Марка Мазитова, клирика храма Покрова Божьей Матери города Мегиона, и фактически изгнали его из епархии. Этому предшествовал “не очень приятный разговор” с референтом архиерея о подписи под письмом священников.

18 сентября на сайте упомянутого Синодального отдела появилось сообщение, в котором кроме очередного недовольства письмом священников содержалась и приятная новость о том, что правозащитному центру Всемирного русского народного собора поручено “озаботиться изучением материалов дел лиц, упомянутых в вышеназванном заявлении, и иных лиц на предмет возможного нарушения их правв ходе судебного процесса”.

С тех пор прошло уже 10 дней. Никаких вестей о ходе изучения дел правозащитниками ВРНС на сайте Московской патриархии нет. На судебные темы там пока только поздравление патриарха председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву. В нем есть такие слова: “Надеюсь, что сложившееся соработничество Верховного суда и Русской православной церкви будет и впредь способствовать утверждению в жизни людей непреходящих идеалов мира и добра, милосердия и справедливости”.

Источник: https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/277558.html?fbclid=IwAR1U1AKtQzsPtDQ9gr0ZFP62N1J3l_18kBQys9C4vTm22dUoe3FAcOP6dA0

preview_img-20170404085841-134

 

Доклад, не потерявший своей актуальности: “Авторитет и свобода в Церкви”, Александр Шмеман.

«Было время, когда Церковь как бремя, как падение переживала торжество «казенщины» в себе, свою «казенную судьбу». Теперь она начинает любить ее, поистине «наслаждаться ею». На наших глазах возник и воцарился в Церкви тип епископа, священника, мирянина, захлебывающегося в «административном восторге», потерявшего – благодушно и безболезненно – саму «печаль по Боге», вполне удовлетворенного какой-то космической консисторией, в которую на наших глазах превращается постепенно жизнь всей Православной церкви, и в принятии которой, во внутреннем и свободном подчинении которой даже очень хорошие люди видят «спасение Церкви» и ее «правду». Расчет, дипломатия, «международные нормы», «канонические взаимоотношения» – это извне, это на всех «Родосах», а изнутри – указы и приказы, отношения и донесения…

«Дети, берегите себя от идолов». Но, как ни страшно это сказать, сама церковь может стать «идолом». И она становится идолом всякий раз, когда «ради пользы Церкви» нас призывают черное назвать белым, неправду правдой, зло добром, всякий раз, что «ради Церкви» уничижается Дух Святой, «ради» Которого и Которым она только и существует. Церковь не есть «высшая ценность». Она существует для того, чтобы Святой Дух приходил и все время освобождал и отпускал «измученных на свободу». В каком-то смысле ничего и никогда не нужно делать «ради Церкви», а только знать, что когда мы живем и поступаем ради Христа и по Христу, тогда мы – в Церкви и Церковь…

Неужели мы не чувствуем, как наполнена церковь страхом, тем страхом, в котором, по слову Апостола, нет любви? И тот человек, который должен был бы быть явлен миру как свободный человек, единственно по настоящему и до конца свободный, единственный, который может сказать: «все могу в укрепляющем меня Иисусе», – этот человек оборачивается каким-то напуганным рабом, который боится не только начальства, но и собственной своей тени и в панике ищет «авторитета»».

Надо увидеть снова Церковь в Святом Духе и Святого Духа в Церкви. Восстановить – не схоластическое учение о благодати, которой «больше» здесь и «меньше» там, а Церковь как «причастие Святого Духа». Вот Он приходит. И все становится новым.»

Протопресвитер Александр Шмеман: Доклад, прочитанный на съезде РСХД в Бьевре 14 мая 1967 г. Полный текст можно прочитать здесь:

https://azbyka.ru/otechnik/Aleksandr_Shmeman/avtoritet-i-svoboda-v-tserkvi/

speaking

За свободу Вячеслава Егорова, в защиту природы и человека.

Природа  является храмом Божьим, и тем более является им человек. Когда надо охранять храм? Когда , используя силу и власть, кто-то разоряет его и преследует его защитников. Это касается и преследования экологических активистов…

В советское время преследовали верующих и разрушали церкви, но то же самое происходит сегодня. Только речь идет о нерукотворных храмах и о «нелегитимных» верующих.

Об этом свидетельствуют и рукотворные храмы. Кресты на вершинах куполов  является призывом:   не запирать Бога внутри церковного строения,  впустить Его в мир, в который Он пришел, защищать Христа в каждом несправедливо преследуемом человеке.

Крест означает, что пытки и преследования за убеждения не могут быть нормой, что «сакральное» пространство – всюду, жизнь –  священна, а  достоинство человека, которого Бог возлюбил до смерти, – вечно.

О наших пикетах накануне суда по продлению ареста экоактивисту Егорову

Сегодня, 21 мая, у Генпрокуратуры прошли одиночные пикеты в защиту экологического активиста из г. Коломны Вячеслава Егорова, обвиняемого по ст. 212.1 УК, предполагающей уголовное наказание за неоднократные нарушения на публичных мероприятиях. Активист находится под домашним арестом.  Завтра, 22 мая, в Коломне пройдет заседание по продлению его ареста, а 23 мая, на следующий день, Мосгорсуд в 10-00 рассмотрит апелляцию на признание судом законности  возбуждения уголовного дела в отношении него.

Вячеслав Егоров, выступавший против увеличения свалки на полигоне «Воловичи» под  Коломной, был арестован 2 февраля. 31 января в рамках его уголовного дела прошли обыски у других экологических активистов г. Коломна.  Сейчас Егоров находится под  домашним арестом. Среди эпизодов, ставших основанием для его уголовного обвинения, кроме участия в акциях против свалки, был информационный пост в сети, а также призыв прийти на открытое судебное заседание…

Участников пикетов было на порядок меньше чем полиции, которая  очевидно ждала нас задолго до начала мероприятия. Организатором было «Христианское действие», но участвовали люди разных убеждений, в том числе, один мусульманин.  Чуть ли не целый взвод дежурил у здания Генпрокуратуры . За углом  были обнаружены два автозака. Однако, похоже, что полицейские, получившие инструкции в случае чего начать задержания, сами не имели для этого  достаточной мотивации.

Они подходили, проверяли документы у участников, напоминали о правилах пикетирования,  но в общем, вели себя достаточно вежливо несмотря на демонстрируемую «боевую готовность».

После пикетов состоялась и вторая часть акции – раздача листовок прохожим. На листовках желающим поддержать Егорова было предложено отправить заявления в прокуратуру в электронной форме. Для того, чтобы скопировать образец такого заявления, достаточно перейти по ссылке: https://hdeis.org/2019/02/16/egorov/.

Были те, кто отнесся с интересом  к информации. В том числе, мы встретили жителя г. Коломны, знакомого с экологической ситуацией в городе  не понаслышке, и знающего о судьбе Егорова и его друзей.

Мир тесен. И совсем не случайно, что власти так боятся экологического протеста – он может объединить многих. Люди хотят дышать свежим воздухом, и хотя подчас они поддаются внушению, трудно убедить их в том, что этот воздух им не нужен. Вряд ли они поверят и тому, что защищающие этот воздух занимаются ненужным делом, хотя бы об этом вещали все федеральные телеканалы.

Напомним, что в январе 2015  были возбуждены первые уголовные дела по статье 212.1 УК. Один из фигурантов, Ильдар Дадин, был осужден на 3 года колонии, где подвергся пыткам, а впоследствии был оправдан Верховным Судом РФ. Сама статья вызвала протест правозащитников   и юристов,   а Конституционный Суд в итоге признал ее  нуждающейся в доработках. Однако, она не была ни отменена, ни даже изменена, – и после большого перерыва «заработала» снова.

Однако, с делом Вячеслава Егорова у следователя явно возникли проблемы уже на начальном этапе – слишком очевидны нестыковки: по информации от адвоката Марии Эйсмонд  срок следствия недавно продлили до 25 августа. Недавно стало известно и о втором деле на экологического активиста, возбужденном по той же статье. Это Андрей Боровиков из Архангельска, член движения «Поморье не помойка». В качестве меры пресечения суд  запретил Боровикову общаться с участниками митинга 7 апреля в Архангельске (где была и его жена, с которой он живет!) и наложил другие ограничения касательно использования интернета и телефона  в течение двух месяцев до следующего заседания.

Мария Рябикова

И снова в защиту свободы совести…

Преследования людей за религиозные убеждения продолжаются. Пока репрессиям подвергаются непопулярные в России религиозные движения, судьба которых мало кого интересует. Но это только начало. Соглашаясь с гонениями на представителей тех или иных учений и без лишних рефлексий проглатывая термины “экстремизм”  и “терроризм” в отношении них, мы прокладываем себе дорогу в тоталитаризм, где обвинения уже не будут подвергаться сомнению и где “арестован” всегда будет означать только – “виновен”.

Сегодня был вынесен приговор Свидетелю Иеговы из Орла Сергею Скрынникову, на кануне которого активисты “Христианского действия” провели одиночные пикеты. Скрынникова  приговорили к штрафу в 350 тыс рублей ( прокуратура запросила 3 года колонии). Это – не худший вариант после приговора другому иеговисту из Орла Деннису Кристенсену, которого отправили в колонию на 6 лет. Тем не менее преследования продолжаются. На днях медицинская экспертиза подтвердила наличие следов от пыток у верующих из Сургута, однако уголовное дело возбуждено не было. По разным регионам России идут аресты.

Вчерашний пикет “Христианского действия” в защиту Скрынникова окончился задержаниями –  активистов решили “проверить на экстремизм”.

Сами “Свидетели” в пикетах не стоят, и ни в каких протестах не участвуют. Но, если уж их решили объявить экстремистами, то каждый, кто с этим не согласен – тоже потенциальный экстремист. Интересная логика, хотя не новая.

Оказывается, в этот день состоялся и другой пикет,  тоже касающийся свободы совести, о котором мы узнали позже.

Дело в том, что на этой неделе по обвинению, связанному с организацией Хизб ут-Тахрир, которая была признана в России террористической, были арестованы 23 активиста «Крымской солидарности»: обыски прошли в Симферополе, Красногвардейском и Белогорском районах полуострова. Арестованных перевели  в СИЗО Ростова-на-Дону. Преследование представителей этой организации связано с многочисленными нарушениями прав человека, в числе которых похищения и пытки. В то же время сама организация Хизб ут-Тахрир не пропагандирует силовые методы и не призывает к насилию, – это мусульманское движение, которое носит в большей мере религиозный характер и выступает за объединение мусульманских стран в исламском халифате без каких-либо террористических методов. Однако  сроки, которые получают  члены этой организации, часто превышают 20 лет – людей отправляют за решетку практически на всю жизнь. Среди арестованных есть тяжело больные, инвалиды ( например, Эдем Бекиров).

Государство тоталитарного типа хочет избавится от всех, способных в чем-либо с ним не согласиться (например, “иеговист” никогда не возьмет оружие), и оставить лишь тех,  чьими взглядами легко манипулировать. Удобнее управлять людьми, которые думают одинаково, или легко меняют свои взгляды. Если в сознании большинства ничего не изменится, то недалеко то время, когда за принципиальность ( любую) будут расстреливать, а за любой чих “не по ветру”, – сажать всех без разбора. Не хочется этого допускать.

Мария Рябикова

Читайте материал по теме:

https://ru.krymr.com/a/news-odinochnyj-piket-v-moskve-na-manezhnoj-ploshchadi/29852469.html?fbclid=IwAR05DwZVnH_okAHkuZNJlskMkhdB7cgTQc0Q-3mt5r8FLO0GwHLTrFglnrA

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сегодня, 4 марта, День Рождения о. Глеба Якунина, священника, узника совести, правозащитника и поэта.

Сегодня – День Рождения о. Глеба Якунина, священника, узника совести, правозащитника и поэта, который провел 5 лет в лагере и 2 года в ссылке в Якутии по обвинению в «антисоветской агитации». О. Глеб пришел к христианству под влиянием своего друга, будущего знаменитого священника  Александра Меня.

Глеб Якунин защищал верующих от гонений в советские годы, а в 1965 г. вместе со священником Николаем Эшлиманом, отправил открытое письмо патриарху Алексию I, в котором обличалось давление государства на церковь, и полная пассивность церковной иерархии, ставшей послушным орудием в руках атеистической власти. За это авторы письма были запрещены в служении, но впоследствии восстановлены. Став депутатом Госдумы в начале 90х, о. Глеб разоблачал работу церковных иерархов на спецслужбы, и был отлучен РПЦ, после чего служил уже как священник автономной церкви АПЦ ( «Апостольская православная церковь»). До самой своей смерти 25 декабря 2014 года он выступал в защиту всех гонимых за свои убеждения, среди которых были как Свидетели Иеговы, так и атеисты.

Даже тогда, когда у о. Глеба в результате тяжелой болезни полностью отказали руки, он продолжал служить. Каждая его литургия была  благодарением Богу и праздником, она была неотделима от его жизни, проживаемой с христианской надеждой. В нем была глубокая вера в чудо, в Божие присутствие и действие, не мешавшая, а вдохновлявшая его бороться со всем лживым и косным. Он до конца оставался активным, устремленным в будущее. Терпение к людям, доверие к доброму в них,  удивительно сочеталась в нем с темпераментом бойца…

О. Глеб ушел 25 декабря, на Рождество по западному календарю. Сегодня ему исполнилось бы 85 лет.

М. Рябикова

 

Глеб Якунин: Эхо прошедшей войны

Бог и крест – апория,

брус креста –

бруствер окопа-

опора.

Там, где в строю караула почетного

Замерли сосен кроны,

две тысячи лет назад

пролегла обороны

первая линия на главном направлении.

На перекрестии линий

вражеского прицела

в том бою, Господи,

были распяты Твое

сердце и тело.

Теперь здесь остались

лишь только следы,

эхо живое прошедшей войны –

слезы застывшие – ели сосны,

да розбрызги крови – брусника.

Но враг не прошел –

Ты победил – Ни-Ка!

И в нашу пору –

опора.

И в наших траншеях

и в нашем окопе

для ран от копии

на корпии

на шеях  –

животворящий крест,

ибо Христос навсегда Воскрес!

C7678EA8-FD5D-416D-9467-1EF172B7B667_w1200_r1_s

Сегодня прошел «Марш материнского гнева» в поддержку Анастасии Шевченко и в защиту человечности.

Сегодня в Москве, как и в других городах России, прошла акция в поддержку Анастасии Шевченко, активистки «Открытой России», на которую завели уголовное дело за участие в« нежелательной  организации». Женщину долго не хотели отпустить из-под домашнего ареста в больницу к тяжело больной дочери-инвалиду. Только перед смертью дочери активистка получила, наконец, это разрешение.

Власти отказались согласовать заявленную акцию, но люди вышли на народный сход, и прошли по бульварам от Новопушкинского сквера до метро «Кропоткинская». Это шествие, можно сказать, траурное, стало в то же время местом встречи друзей и знакомых,  акцией взаимной поддержки и солидарности. Конечно, к нему присоединились и члены «Христианского действия».

Нельзя сказать, чтобы все прошло спокойно. В самом начале прокремлевские провокаторы устроили драку,   полиция задержала двух активистов. Кроме того, в результате провокации были задержаны одиночные пикетчики, которые встали с плакатами уже после окончания шествия и те, кто находился рядом. Некоторых из них оставили в ОВД на ночь.

Но все же акция состоялась – спасибо за это ее организаторам и  участникам. Не выйти было просто нельзя.

Дело Шевченко не просто откровенно-политическое, оно стало примером такого же откровенного попрания общечеловеческих норм. Поэтому люди вышли не только в защиту закона, но в защиту всего человеческого в себе и вокруг себя.

Мария Рябикова