“Жатвы много, а делателей мало” (Ин 3, 8).

Небольшое размышление на тему происходящего…

Что может более оскорблять имя Христа, чем политические интриги вокруг Его Чаши, которую Он принял ради  того, чтобы люди увидели друг в друге детей Божьих? Не репосты ВКонтакте.  Может быть, только репрессии и войны, одобряемые людьми, носящими крест, символ Его страдания. «Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет«. (1 Кор 11, 26). Раньше эти слова звучали иначе.  Они были о жизни, а не о смерти. В них была надежда на объединение людей вокруг жертвы Христа (а не вокруг амбиций политических лидеров и церковных иерархов).

Однажды Иисус поделился с учениками тем, что Его волнует: “Жатвы много, а делателей мало” (Мф 9, 37). И наверное,  сейчас Он думает не о канонических территориях и их границах.
Вместе с нашей общей молитвой о невинно осужденных, мы можем помолиться в эти дни и о том, о чем просил молиться Иисус, – чтобы Господь “послал делателей на жатву Свою” (см. Мф 9, 38). Сегодня это значит, людей, которые могли бы остановить потоки ненависти. А жатва – это весь мир, в котором “Дух дышит где хочет” (Ин 3, 8)…

Мария Рябикова

________________

15 октября 2018 г. РПЦ разорвала евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Об этом заявил глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион. Это решение стало кульминацией конфликта, связанного с предоставлением автокефалии Украинской Православной Церкви Константинополем.

16048

Помолимся о всем Божьем творении и о защите животных от жестокости.

«И взял Господь Бог человекаи поселил его в саду Едемскомчтобы возделывать его и хранить его» (Быт 2, 15).

Сегодня -день памяти Франциска Ассизского, который любил каждое творение Божие, и выполнил назначение человека в этом мире – не уничтожать вокруг себя все живое, а защищать его, наполняя мир радостью и смыслом… Франциск говорил с птицами о Боге и они слушали его, он никода не забывал о тех, кого считал своими меньшими братьями.

Из православных святых Серафим Саровский особенно известен своей дружбой с лесными обитателями (впрочем, как и многие другие отшельники).

Об ответственности и призвании человека по отношению ко всему творению говорит апостол Павел: “Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде,что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне…” (Рим 8, 19-22)

Сегодня в 22 часа, после нашей молитвы о невинно осужденных, мы можем особенно помолиться о защите животных от человеческой жестокости, о тех, кто им помогает, и о смягчении злых сердец.

fransisko4

 

 

22-00. Молитва по соглашению за всех невинно осужденных, прекращение репрессий и пыток в России.

Каждый день, в 22 ч ( кто не может в это время, в 10 ч. утра), мы молимся за всех невинно осужденных, за прекращение репрессий и пыток. Приглашаем всех присоединиться к нам ( каждый молится где и как хочет). Неверующие могут просто прочитать список и пожелать свободы невиновным!

ПИШЕТ ЕЛЕНА САННИКОВА, член “Христианского действия”, правозащитница, и бывшая советская политзаключенная :

Давно известно, что молитва, произнесенная от сердца, имеет большую силу. С этим и неверующие не спорят. Особую силу имеет молитва, в которой человек просит не за себя, а за кого-то другого. За того, кто в беде, кто претерпевает болезнь или заключение. Сегодняшнее воскресное евангельское чтение по православному календарю как раз на эту тему: к Иисусу Христу обращается сотник (то есть, человек по исповеданию – язычник или вообще неверующий) и просит исцелить своего слугу, и просит при этом не утруждать себя посещением больного. Иисус удивляется его вере и исцеляет человека на расстоянии. Этот отрывок из Евангелия читался сегодня на литургии в православных храмах. И именно этот текст читается в чине молебна о здравии.
К чему я пишу об этом? К тому, чтобы напомнить себе и всем своим знакомым верующим людям, что наша молитва о человеке, находящемся в беде, может обладать гораздо большей силой, чем можем мы предположить.
Сегодня и меня, о многих моих друзей и знакомых волнует судьба Олега Сенцова, который в любую минуту может уйти из жизни в результате смертельной голодовки. Он уже перешагнул тот рубеж, когда голод не смертелен.
Вместе с Олегом Сенцовым голодовку держат в колониях и тюрьмах Владимир Балух, Станислав Клых, Александр Шумков, Станислав Зимовец.
Списки политзаключенных, вывешенные на правозащитных сайтах, очень не полны, но самое грустное, что они растут. Я думаю, что каждый из нас может составить свой список известных ему людей, которые томятся в неволе без вины, и тем дополнить эти списки.
А ведь это же очень страшно – когда человек в неволе без вины! Это безусловно преступно, аморально, абсолютно недопустимо. Это говорит о глубочайшей болезни государства и общества. Даже один человек без вины в неволе – это вопиюще. А у нас – списки! И это – наша повседневность, мы привыкли уже к этому…
Так вот, молитва за тех, кто томится в тюрьме без вины, должна, на мой взгляд, стать общим нашим делом.
Сегодня в храме после воскресной литургии я попросила священника отслужить молебен о здравии и подала записки с именами узников. Я думала, что нас будет не больше трех человек – тех, кого я встретила из знакомых в храме и сказала об этом, но они сказали своим знакомым, и нас на молебне собралось больше 10 человек. По чину молебна священник прочел тот же отрывок из Евангелия, который звучал в этот день на литургии, и мне подумалось: какое хорошее совпадение. Атмосфера создалась светлая, на душе как-то полегчало после этого молебна.
Одна женщина спросила меня, есть ли в списке, который я подала, имена Серебренникова и Малобродского. Я ответила, что написала только имена тех, кто под стражей и в наиболее тяжелом положении, прежде всего голодающих. Но, действительно, не надо забывать и тех, кто под домашним арестом, кто преследуем, пусть даже под подпиской о невыезде, но кому тоже грозит неправедный суд и, возможно, тюремно-лагерный срок.
А ведь каждый из тех, кто ходит в храм – регулярно или не регулярно – точно также может договориться со священником, или просто через свечной ящик заказать молебен о здравии, написать имена узников и привлечь к молитве хотя бы несколько человек. Ведь тогда соборная молитва за узников станет общим делом, и что-то, может быть, сдвинется к лучшему.
И вот что еще можно сделать. Давайте договоримся, что ежедневно в 10 часов вечера мы будем вставать на молитву. Пусть на очень краткую молитву, но в одно и то же время. Пусть каждый напишет себе имена узников, о которых он знает, о которых особенно переживает. Пусть это будет в одиночестве, но с осознанием, что и другие люди тоже молятся в этот час. А если получится привлечь к молитве кого-то из домашних, сочувствующих соседей, кого-то из друзей и знакомых, кто окажется рядом – совсем будет хорошо. Зажечь свечу, прочесть молитву (хоть церковную, хоть своими словами), произнести имена узников, о которых мы переживаем, за которых хотим помолиться – и это даст результат!
Давайте попробуем! Давайте начнем сегодня в 10 часов вечера, и далее – каждый день в это же время.
И будем делиться друг с другом – за кого мы помолились, чья судьба нас больше всего тревожит и почему. Какие молитвы, подходящие к случаю, мы знаем. О чем просим: о здравии человека, о бодрости его духа, о скорейшем освобождении… О чем еще?
Такая молитва, может быть, поможет нам так распределить свое время, чтобы и письма написать кому-то из узников. И, кроме того, она нам самим поможет не впадать в отчаяние от всего, что происходит вокруг, и понимать, что любому мраку можно противопоставить свет.
Вот это и будет настоящая вера.
А то у нас как-то так получается: верующие – отдельно, гражданские активисты – отдельно…
Но нужно ведь всем вместе быть. Всем, в ком вера жива и любовь не угасла.

Молитва и действие

 

This slideshow requires JavaScript.

В последнее время мы проводим акции нового формата, смысл которых – соединение молитвы и действия. Это углубляет наше понимание молитвы, как жизненного двигателя и основы, и не дает свести ее к магическому заклинанию.
Мы начинаем с общей молитвы за всех невинно осужденных, за прекращение репрессий и пыток в России, молимся за узников совести по списку, за всех притесняемых, гонимых, мучимых людей и животных и их защитников, за обращение всех, кто участвует в беззаконии. Вторая часть – это письма политзекам, которые мы пишем на Главпочтамте и тут же отправляем. А потом, если хватает времени, мы завершаем все одиночными пикетами в защиту несправедливо преследуемых.
В таких акциях могут принимать участие представители разных конфессий, потому что мы не зацикливаемся на определенных правилах – каждый может приносить свои молитвы. Почти каждый раз приходят и неверующие, которые соединяют свои добрые пожелания с нашей молитвой, а потом участвуют в других этапах мероприятия.
Я считаю, что молитва- это гораздо больше, чем определенные слова. Когда мы хотим милосердия и правды, все, что мы делаем, становится частью нашей молитвы.

М. Рябикова